Сегодня на форуме ИнваМама: 27/11/2019

Обсуждения на форуме

  • Секс у инвалидов. Как дать то, что для них — только мечта?
    К сожалению, в наших реалиях «особенные люди» не вызывают ничего, кроме жалости. И страха. Знаете, эдакого липкого ощущения между «слава богу, что не со мной» и «я не могу на это смотреть». Что-то похожее я испытала, посмотрев российский фильм «Класс коррекции». Обществу как будто становится противна сама мысль, что они могут вести полноценную жизнь. Рабочие сделают пару пандусов, социальные службы откроют новые центры реабилитации, и на этом с чувством выполненного долга отвернутся, как муж к стенке после 20 лет брака.

    Они даже не задумываются, что этим людям нужно что-то гораздо большее, чем пандус и двухмесячное убеждение в том, что с увечьем можно существовать. Им нужна уверенность в том, что они смогут вести полноценную жизнь. Во всех сферах. Они имеют на нее право.

    Как-то ко мне на занятие по пробуждению женского оргазма зашла очень красивая девушка. Она странно двигалась, оказалось – ДЦП. В общем, она из тех, кого с таким диагнозом можно назвать счастливицами – не тронутое деформацией лицо, стройная, ухоженная. Замужем за абсолютно нормальным мужчиной, он не считает ее «неполноценной». В общем, ради него-то она и решилась посетить занятие, никогда не думала, что будет с кем-то заниматься сексом, решила, что лучшей платой за любовь мужа будет ее удовольствие – и пришла. Молодчина и боец.

    Я невольно задумалась о том, что большинство так и не решается каким-то образом исправить ситуацию. Просто отказывается от секса и все. И от полноценных отношений в том числе. Не потому что больше не хочется. Просто они не знают, как.

    Западные страны значительно обгоняют нас в этом вопросе, пусть и не совсем правильными методами. Недавно я наткнулась на статью «Как секс-службы помогают людям с ограниченными возможностями» об американской активистке Шарлотте Роуз, оказывающей секс-услуги инвалидам и смертельно больным людям. Мне не нравится этот метод, он унижает человека, попавшего в беду, вынуждает его идти по пути осознания, что на нормальный секс ему рассчитывать не придется. Заставляет его отказаться от попыток завести с кем-то отношения, опустить руки. Ведь главная задача — научить человека заниматься полноценным сексом, учитывая его особенности, а не убедить его в том, что единственный способ получения удовлетворения – обращение к секс-работникам.

    У Сергея Басалаева гиперкинетическая форма церебрального паралича тяжелой степени, осложненная спастикой. Его мать Ольга рассказывает, что он родился после крайне долгого кислородного голодания. Врачи реанимировали младенца 50 минут, а после сообщили Басалаевой, что, скорее всего, ее сын не доживет и до вечера. Сергей чувствует свое тело, но управлять им совсем не может: из-за того, что мозг постоянно посылает в мышцы непроизвольные сигналы, у Сергея резко и непредсказуемо дергаются руки или ноги. «Здоровые люди убеждены, что чем тяжелее болен человек, тем меньше ему нужен секс. Это не так. Это самый большой бред, который я слышал», — говорит Басалаев. По его словам, именно люди с тяжелыми формами инвалидности «больше всех лезут на стену от отсутствия секса». Несмотря на то что мужчина не может пошевелить и пальцем, его половые органы работают нормально. И проблема не только в том, что девушки не хотят секса с ним. А в том, что такие люди, как он, даже самостоятельно не могут снять сексуальное напряжение с помощью мастурбации. Сергей говорит, что порой смотрит эротические фильмы и чувствует возбуждение, но это «ничем не заканчивается».

    Басалаев рассказывает, что много лет пытался бороться со своими сексуальными желаниями с помощью духовной литературы — ничего не вышло. По его словам, хуже постоянно неудовлетворенного желания могут быть только рассуждения обычных людей о том, что секс для людей с инвалидностью — это не так уж и важно. «Я боюсь, что меня за мои желания осудят, например, верующие. Считается же, что я не должен мечтать о подобном? » — добавляет он.
    74-летняя американка Шерил Грин работает суррогатным партнером. Последние 44 года она помогает людям с инвалидностью решать проблемы с их сексуальной жизнью. Грин стала прототипом главной героини снятого в 2012 году фильма «Суррогат» — в нем рассказывается история отношений партнера и ее клиента. За всю жизнь у Грин было около 900 партнеров. Она признается, что, несмотря на то что люди ее профессии сейчас работают во многих странах, ей все еще приходится слышать вопрос: «А в чем разница между суррогатным партнером и проституткой? » «Один мой коллега однажды очень точно ответил на этот вопрос, — объясняет женщина. — Прийти к проститутке — это как заказать и съесть пиццу. А обратиться к суррогатному партнеру — как записаться на кулинарные курсы, чтобы научиться готовить пиццу самому, а заодно вдоволь наесться её».

    А вы что думаете? Может, вместо проституток организовывать для инвалидов специальные брачные агенстства или клубы знакомств, чтобы они могли найти себе пару?

Posted in Жизнь форума родителей особых детей. Tags: . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


девять − 2 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>